Летопись Мастеров, Истории Успеха - Мастера района

21 Авг 2010

karov_viktor

ВИКТОР Каров, родом из д. М.Мартово нашего района, после окончания семилетки с похвальной грамотой выбрал для дальнейшей учёбы фельд-шерско-акушерскую школу. Может, он тогда уже определил, что это будет первой ступенькой к его будущей профессии? В вихрях военных бурь это как-то не очень запомнилось.

Семь верст - не крюк
УЧИТЬСЯ на фельдшера ему очень нравилось. Трудностей он не боялся, был закаленным. Ведь и в школу из своей деревни в Ярымово ему приходилось добираться ежедневно пешком три с половиной километра. Зимой дороги часто заметало снегом, да и волки в ту пору, бывало, баловали. Зато какая тренировка для мальчишки! Это скоро пригодилось ему в военной службе.
На фронт он, как ни просился, не попал: ему в 41-м году исполнилось 16 лет. Но после второго курса военкомат призвал его на службу в эвакогоспиталь № 1743. Номер был один, а корпусов пять – по всему городу Павлово: в школах, индустриальном техникуме, педучилище.
Фельдшерам работы хватало. Нередко они и обязанности санитаров выполняли, когда привозили особенно много раненых, нужно было их носить, ведь большинство было неходячих. После дня нелегкого дежурства – занятия в фельдшерской школе пропускать было нельзя, за этим следили строго.
Ночевать допускалось в общежитии, но Виктор нередко оставался у родственников, там хоть тоже голодно было, но чаю давали.
Летом Карова направили с группой выздоравливающих раненых в бор, за реку Оку,  на заготовку дров для госпиталя. Жили в палатках и землянках, зато кормили раненых неплохо. С ними питался и Виктор, потому как одновременно исполнял фельдшерские обязанности.
Получив в 1942 году диплом об окончании фельдшерско-акушерской школы, Виктор Васильевич был направлен в Москву, в Центральное военное управление. Пока ждал назначения на дальнейшую службу, ходил на ночные дежурства.
- Дежурным выдавали оружие, но так страшно было ходить по темноте в одиночку вокруг важного здания и охранять его от возможных вредителей, - признался Виктор Васильевич.
Направили его чуть ли не в родные края – в Гороховецкие лагеря. С азов постигал солдатскую науку. В 40-километровый учебный поход снарядили не только солдатским мешком, но и выдали 32-килограммовую мину. Солдат готовили в минометчики.
Однако командование получило новый приказ – готовить бойцов к противохимической защите. (И к нападению тоже, пояснил Виктор Васильевич). Их часть засекретили. И хотя его должность так и продолжала именоваться – фельдшер, он проходил обучение и нес вахты наравне со всеми солдатами.
Разведка донесла, что Гитлер собирается пустить в ход химическое оружие, поэтому наши части находились в постоянной боевой готовности. Противогазы и резиновые комбинезоны были не только всег-да при себе, но и спать нередко приходилось ложиться прямо в противогазе. Ничего, привыкли. А порой и специально надевали, когда пускали газ от комаров или клопов в свои палатки. Зато солдатам полагался доппаёк – по 35 граммов сливочного масла ежедневно.
Несколько раз по сигналу боевой тревоги загружались в машины и ожидали приказа о направлении движения. Но каждый раз наступал отбой. Химоружие было очень грозным, после учебных атак ничего живого не оставалось. Бойцы изучали также методы дегазации и были готовы произвести её в случае надобности.
Фельдшеру Карову приходилось лечить товарищей от химических отравлений: этот газ такой всепроникающий, что во время учений, несмотря на все предосторожности, кого-нибудь да заденет.
На службе в мирные дни
ПОСЛЕ победы летом 1945 года часть расформировали, а старшего фельдшера Виктора Карова послали служить в рабочий батальон, охранявший один из химических заводов в нашей области, потом в Подмосковье, где работали пленные немцы. Вместе с врачом он лечил их, делал перевязки в случае травм, оказывал помощь при отравлениях. Случалось сопровождать пленных до Бреста, видимо, они возвращались в родные места. Была дальняя командировка в Новосибирскую область, тоже в лагерь военнопленных. Там содержались немецкие офицеры. И так до 1948 года.
- Надоела до невозможности такая служба, - говорит Виктор Васильевич. Он стал проситься отпустить его. Сказал, что вдовая мать беспомощна и больна. Так вернулся в город Горький, куда к тому времени переехали мать и старшая сестра.
Хоть и не довелось В.В.Карову воевать с оружием в руках непосредственно на фронте, медаль «За победу над Германией» он носит по праву. Если бы не четкая исправная служба в химических частях наших воинов, вряд ли удалось бы удержать Гитлера от еще одного жестокого шага. И есть в этом немалая заслуга нашего земляка.
На новую ступень
ОН вне конкурса, как демобилизованный, поступил в мединститут и в 1954 году окончил его. Из него получился отличный кардиохирург.
Тысячи операций на сердце в клинике Бориса Королева, немало собственных учеников, более трехсот научных работ – такой багаж накоплен профессором, доктором медицинских наук, орденоносцем, дважды лауреатом премии Нижнего Новгорода, ветераном войны Виктором Васильевичем Каровым, который и в 85 лет остается в строю медиков, передавая свой опыт студентам медакадемии.
И когда-нибудь нынешние начинающие врачи с гордостью будут называть имя своего учителя, внушившего им любовь к профессии хирурга-кардиолога, как сам Виктор Васильевич говорит с большим уважением о своих учителях: Валентине Ивановиче Кукоше и Борисе Алексеевиче Королёве.
Ещё когда Каров проходил субинтернатуру при кафедре госпитальной хирургии в больнице № 5, на него обратил внимание профессор Кукош и взял его «в свою палату».
- Видно, ему понравилось моё отношение к больным, и Валентин Иванович предложил продолжить обучение в клинической ординатуре. Туда был конкурс семь человек на одно место. Оно и досталось мне, - полушутя, но несколько горделиво вспоминает Каров.
Заведовал кафедрой в это время уже Борис Алексеевич Королёв, который активно занимался лёгочными патологиями. Включился в научную работу по этой теме и Каров. Накопленных материалов, теоретических, а больше практических, исследовательских хватило на кандидатсую диссертацию, которая вскоре была успешно защищена.
Одновременно Виктор Васильевич вел палату «сердечных» больных. Он до сих пор с волнением вспоминает дату 4 января 1955 года, когда была произведена первая операция на сердце в больнице № 5.
- На операционном столе лежал мой пациент из города Семенова, - рассказывает Каров. - Оперировал Борис Алексеевич, ему ассистировали два доцента, я наблюдал.
Это было сенсационное событие не только для нашего города, но и для страны, такие операции были редкостью. Больной поправился, прожил еще несколько лет, а умер от простуды.
Таких случаев наш земляк хранит в памяти сотни. С какими подробностями и интересом говорит он о Борисе Алексеевиче Королёве! Его рассказы могли бы составить целую книгу об этом уникальном хирурге.
Они были не только коллегами, а настоящими друзьями, несмотря на разницу в полтора десятилетия. При этом я не уловила в воспоминаниях Карова желания похвастаться дружбой со знаменитостью. Просто он дополнял те характеристики Королёва, которые уже известны учёному миру и почитателям академика.
Настоящая гордость и восторг слышатся в рассказах о внуках, ставших продолжателями дела его жизни. Владимир Александрович с отличием окончил медакадемию и тоже выбрал хирургию. Внучка Нина Александровна, школьная и вузовская отличница, хочет быть неврологом и сейчас проходит клиническую ординатуру. Причём оба поступали в медицинскую академию после школы совершенно самостоятельно, без прямого влияния или советов деда. Но не зря же говорят, что «гены безошибочно укажут путь».


Валентина АБРАМОВА.